Марина Горбатюк

Citește în română

Школы с обучением на румынском языке с левого берега Днестра были в течение последних 25 лет обменной монетой для непризнанных властей Тирасполя на переговорах с Кишиневом. В Отчете ОБСЕ об этих школах говорится о том, что они составляют элемент в процессе решения конфликта, но только есть опасность, что мнение общественности опустится до уровня 90-х. Из обсуждений надо убрать все элементы агрессии и запугивания. В Приднестровье в настоящее время действуют восемь школ с преподаванием на основе латинской графики: лицей Александру чел Бун в Бендерах, лицей Штефан чел Маре в Григориополе, лицей Лучиан Блага в Тирасполе, лицей «Эврика» в Рыбнице, лицей Михай Еминеску в Дубоссарах, гимназии в Коржова и Роги, а также гимназия для детей-сирот в Бендерах.

Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) оказывает государствам-участникам и гражданскому обществу поддержку, содействие и экспертную помощь в интересах продвижения демократии, верховенства права, прав человека, толерантности и недискриминации. БДИПЧ осуществляет наблюдение за выборами, проводит анализ законодательства и консультирует правительства относительно путей развития и поддержки демократических институтов. А также Бюро проводит учебные мероприятия для должностных лиц государственных и правоохранительных органов, неправительственных организаций по тематике поддержки, продвижения и мониторинга прав человека, воспитания и образования.

С 1993 года Организация по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) до полного урегулирования конфликта, включающего соглашение по вопросу о статусе Приднестровья и разделение полномочий между сторонами прилагает усилия для того, чтобы содействовать принятию прагматических временных решений по вопросам статуса, образовательной деятельности и функционирования в Приднестровье школ, находящихся под управлением Республики Молдова и в которых преподавание ведется с использованием латинской графики. После того, как в 2011 году были возобновлены политические переговоры по урегулированию приднестровского конфликта, а в 2012 продолжились встречи рабочей группы по вопросам образования, эта тема обсуждается на экспертном и политическом уровнях для принятия прагматических решений.

По окончании военных действий в 1992 году, приднестровские де-факто власти установили контроль над большей частью левобережной территории и над правобережным городом Бендеры, сделав обязательным использование кириллицы для письменного молдавского языка. Совсем немногие учреждения на территории, контролируемой Приднестровьем, остались под управлением властей Республики Молдова, среди них оказалось несколько молдавских школ, которые настаивали на ведении преподавания на латинице. С 1994-1995 годов приднестровские де-факто власти прекратили финансирование всех школ, где не используется кириллическая графика. Другим предметом спора стали различия между молдавскими и приднестровскими школьными программами. После того, как школы с латинской графикой лишились местного финансирования, Министерство просвещения Молдовы стало финансировать школы в Бендерах (две), Рыбнице и Тирасполе, позднее – в селах Роги и Коржова. Всего при поддержке Министерства просвещения продолжили преподавание восемь школ с латинской графикой – шесть на территории, контролируемой Приднестровьем, и две переместившиеся в близлежащие левобережные села, контролируемые властями Республики Молдова.

Летом 2004 года приднестровские де-факто власти в принудительном порядке закрыли три школы с латинской графикой в Бендерах, Рыбнице и Тирасполе. И только в 2005 году пять из шести школ с латинской графикой на территории, контролируемой Приднестровьем, получили постоянную регистрацию в качестве негосударственных общеобразовательных учреждений, а в их уставах было предусмотрено, что их учебные программы будут согласованы Сторонами. Вскоре все совещательные мероприятия были прекращены и лишь с момента смены Тираспольского руководства в конце 2012 года значительно сократились масштабы проблем, связанных с активным вмешательством приднестровских де-факто властей. [1]

На основании вышеупомянутого мы можем рассмотреть отдельный случай положения школ с позиции международного права. В решении Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу Катан и другие против Молдовы и России [GC]-43370/04,18454/06 и 8252/05, принятом в ответ на жалобу родителей и учителей из трех школ, пользующихся латинской графикой, мы наблюдаем вывод со стороны Европы по данному вопросу. [2]

В чем же заключается нарушение: закрытие школ, где велось преподавание на латинском написании, и преследование учащихся, желающих получить образование на родном языке.

Заявителями являются дети и родители из молдавской общины в Приднестровье. Заявители жаловались на то, к каким последствиям в области образования и семейной жизни для них и их детей привела языковая политика сепаратистских властей. Суть их жалобы относится к мерам, принятым властями ПМР в 2002 и 2004 годах, которые запрещали использование латинского алфавита в школах и в соответствии с которыми требовалось, чтобы все школы зарегистрировались и начали использовать утвержденную ПМР учебную программу и кириллический алфавит. Эти действия включали принудительное выдворение учеников и учителей из школ, а также их последующее закрытие и перемещение школ в отдаленные и плохо оборудованные помещения. Заявители также утверждали, что они оказались жертвами систематической кампании по преследованию и запугиванию. Детей оскорбляли, пока они шли в школу, обыскивали полицейские ПМР и пограничники, которые изъяли книги, написанные латинским алфавитом, а также, две школы, расположенные на территории, контролируемой ПМР, были объектом неоднократных актов вандализма. Рассматриваемые события подпадают под юрисдикцию обоих государств-ответчиков.

Мы можем дать оценку в чем заключается юрисдикция Республики Молдова – Все три школы были постоянно расположены на территории Республики Молдова.  Хотя не оспаривается то, что Республика Молдова не имела власти над рассматриваемой областью, и не контролировала действия ПМР, по делу Илашку Суд постановил, что лица, задержанные в Приднестровье, подпадают под юрисдикцию Республики Молдова, потому что Республика Молдова имела суверенитет над территорией, хотя у нее не было эффективного контроля над Приднестровским регионом. Суд пришел к выводу, что Республика Молдова была обязана принять меры в соответствии со статьей 1 Европейской конвенции о защите прав человека и его основных свобод, в рамках своих полномочий, чтобы обеспечить соблюдение прав и свобод.

Нельзя не отметить юрисдикцию Российской Федерации – Так как ключевые события в этом случае не выходят за рамки периода времени, рассмотренного судом в деле Илашку, и учитывая, что в том случае суд пришел к выводу, что заявители находятся под «юрисдикцией» Российской Федерации для целей статьи 1 Европейской конвенции о защите прав человека и его основных свобод, в данном случае российское правительство должно было доказать, что Россия не осуществляет юрисдикцию в отношении обжалуемых событий. Суд признал, что не было никаких доказательств непосредственного участия российских агентов в действиях, предпринятых против школ заявителей, и продолжил рассмотрение по существу, пытаясь определить, осуществляла ли Россия эффективный контроль над ПМР.

К каким же обязательствам призвали Республику Молдова в отличие от позиции, занятой при рассмотрении дела Илашку, в котором суд установил, что Республика Молдова не предприняла все доступные меры по прекращению нарушения Европейской конвенции о защите прав человека и его основных свобод? В частности, после изъятия зданий бывших школ властями ПМР, власти Республики Молдова заплатили за аренду и ремонт новых помещений, а также оплатили оборудование, зарплату персонала и транспортные расходы. Таким образом, Республика Молдова выполнила свои позитивные обязательства в отношении заявителей.

Обязательствами Российской Федерации можно выделить следующие – не существовало никаких доказательств непосредственного участия российских агентов в деятельности, предпринятой против заявителей. Также не было никаких доказательств причастности России или апробации языковой политики властями ПМР в целом. Тем не менее, Россия осуществляла эффективный контроль над властями ПМР в течение рассматриваемого периода. Не было необходимости определять, осуществляла ли или нет Россия детальный контроль над политикой и действиями подчиненной местной администрации. В силу продолжения своей военной, экономической и политической поддержки властей ПМР, которые в противном случае не могли бы продолжить свое существование, Россия несет ответственность в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и его основных свобод за нарушение прав заявителей на образование.

Подводя итоги этого дела мы ссылаемся на то, что судьи Tulkens, Vajić, Berro-Lefèvre, Bianku, Poalelungi и Kelle выразили частично особое мнение, несовпадающее с решением большинства. Судья Kovler также выразил частично особое мнение. Особые мнения приложены к постановлению Суда. [3]

Несмотря на то, что вопрос был решён в пользу заявителей мы разделяем мнение Ольги Цукановой, Федерального судьи в своей статье, в том, что главной же причиной разногласий является отсутствие политической воли непосредственно у конфликтующих сторон. Поэтому самые позитивные проекты не возымят должного действия, если к ним серьезно не будут относиться Кишинев и Тирасполь. Только от их желания слушать и слышать друг друга зависит окончательное урегулирование данной проблемы. [4]

В июне и декабре 2016 года на встречах в Берлине и Гамбурге Республика Молдова, Приднестровье и другие участники формата «5+2» договорились сначала сосредоточиться на урегулировании конкретных противоречий между Кишиневом и Тирасполем, а потом перейти к переговорному процессу на более высоком уровне. Члены группы «5+2» в целом поддержали позицию, которую ОБСЕ занимает с 1993 года: Приднестровье должно быть частью Республики Молдова, но с особым политическим статусом. Главным предметом переговоров 2016–2017 годов был пакет из восьми проблем (хотя обсуждались и другие). По сути, это набор практических социальных, экономических и административных вопросов, порождавших взаимное недоверие между Кишиневом и Тирасполем с самого начала конфликта. Среди всех вопросов мы в этой статье рассматриваем вопрос (6) как предусмотреть гарантии работы школ на латинице в Приднестровье под юрисдикцией Министерства образования Республики Молдова.

Научный сотрудник Вашингтонского Международного научного центра им.  Вудро Вильсона Уильям Хилл в статье для Carnegie.ru пишет, что все эти вопросы могут показаться смешными, мелкими и даже элементарными. Тем не менее участники переговоров и с молдавской, и с приднестровской стороны демонстрируют поразительное упрямство и никак не могут договориться об очевидных (по крайней мере, для сторонних наблюдателей) решениях. Разногласия, впрочем, вызывает не сама суть этих вопросов, а взаимное нежелание пойти даже на малейшие уступки, каждая из которых, как опасаются обе стороны, может ослабить переговорные позиции в ключевых вопросах о статусе и полномочиях. [5]

В 2018 году состоялись два визита в Кишинёв и Приднестровье Специального представителя ДП ОБСЕ Ф. Фраттини: 27 марта и 10 сентября.  Мы не можем не согласиться с его итоговым заявлением, представленным на проходящем 6-7 декабря 2018 года в Милане заседании СМИД ОБСЕ: „За год работы мы достигли конкретных результатов, которые принесут зримые плоды людям, проживающим в Приднестровье. Первый результат, который я хотел бы отметить, связан с работой приднестровских школ, в которых преподавание ведется на русском и на молдавском языках”. [6]

Благодаря регулярному взаимодействию между Республикой Молдова и Приднестровьем, инициативности и прагматичному подходу сторон была продолжена работа по имплементации пяти соглашений, достигнутых в ноябре 2017 года, а также положений Берлинского, Венского и Римского протоколов «Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию».

Мы указываем, какие же существуют рамки соглашений о функционировании школ с преподаванием на основе латинской графики и использовании сельскохозяйственных угодий в Дубоссарском районе. В частности, 24 января 2018 года вопросы, связанные с арендой государственного и муниципального имущества негосударственными общеобразовательными учреждениями, были переданы в ведение Правительства ПМР, которое своим Постановлением № 25 от 30 января 2018 года определило параметры аренды для школ с преподаванием на основе латинской графики.

1 и 2 февраля 2018 года с данными образовательными учреждениями были заключены договоры об аренде сроком на 10 лет, за школами были закреплены земельные участки, на которых они находятся, была установлена символическая арендная плата в размере 1000 леев в месяц. С 30 мая 2018 года вступили в силу изменения в Законе ПМР «О таможенном тарифе», согласно которым для данных учреждений был упрощен порядок ввоза товаров, необходимых для образовательного процесса. По итогам совместных инспекций в школах с румынским языком обучения 16 и 20 августа 2018 года эксперты от Республики Молдова и ПМР отметили улучшение условий ведения образовательной деятельности в данных школах. [7]

Беря во внимание интервью директора тираспольского лицея им. Лучиана Благи Иона Йовчева, мы можем предположить, что вопросы не совсем в полной мере решены.  Он утверждает, что “Если бы я был у власти, то безоговорочно выбрал бы европейский курс – и не на словах, а на деле, и сделал бы все для создания нормальных условий для жизни: рабочие места, привлекательный фон для всего… Надо признать, что у нас нет практически никакого влияния на левом берегу Днестра. Там сформировался другой менталитет, и очень трудно убедить их в том, что на правом берегу Днестра жить будет лучше, объединимся – и все будет нормально. Да, Приднестровье – наше, но это и камень на нашей шее, и рано или поздно проблемы, которые есть в Тирасполе, перекочуют в Кишинев. Приднестровье признавать не надо, но и лебезить перед ним не стоит, надо быть пожестче”. [8]

Oазу Нантой, политический аналитик в своей книге “România și Republica Moldova la confluența dosarului transnistrean. Cooperarea societății civile: Coaliția “Liniile Roșii” выделяет ситуацию в школах нерешенной. Проблема ведет к постоянному негативному влиянию, что приводит к снижению количества учеников, а также дидактических кадров. И ставит вопрос о разрешении этой проблемы. [9]

27–28 ноября 2018 года прошла формальная встреча в формате «5+2», а 7–8 декабря 2018 года – заседание Совета министров ОБСЕ в Вене. На обоих мероприятиях новые достижения были оценены положительно, а на участников приднестровского урегулирования возложены обязательства и дальше руководствоваться тем же подходом и продолжать поиск решений. Были достигнуты заметные успехи после многих лет стагнации, препирательств и почти полного отсутствия какого-либо прогресса. В силу этого, мы не можем не признать заслуги Миссии ОБСЕ.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Молдавские школы с латинской графикой в Приднестровье. Отчёт ноябрь 2012г. https://www.osce.org/ru/moldova/99062?download=true (Дата посещения 20.06.2019).
  2. Европейский суд по правам человека. Информационное сообщение о прецедентном праве Европейского суда по правам человека №156 Октябрь 2012 года https://promolex.md/wp-content/uploads/2017/01/CASE-OF-CATAN-AND-OTHERS-v.-THE-REPUBLIC-OF-MOLDOVA-AND-RUSSIA-Russian-Translation-summary-by (Дата посещения 18.06.2019).
  3. Принудительное закрытие молдавских школ в Приднестровье подпадает под юрисдикцию России. ECHR 385 (2012) 19.10.2012 file:///D:/ICJPS/Downloads/003-4124171-4856026%20(1).pdf (Дата посещения 15.06.2019).
  4. Цуканова О. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОБСЕ В ОБЛАСТИ МОЛДОВО-ПРИДНЕСТРОВСКОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ. 3’2011 ПРОБЕЛЫ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ. https://cyberleninka.ru/article/n/deyatelnost-obse-v-oblasti-moldovo-pridnestrovskogo-uregulirovaniya (Дата посещения 18.06.2019)
  5. Молдова в нюансах. Уильям Хилл о молдавских выборах и прогрессе вокруг Приднестровья. 2018 News Maker. http://newsmaker.md/rus/novosti/moldova-v-nyuansah-uilyam-hill-o-moldavskih-vyborah-i-progresse-vokrug-pridnestrov-36022 (Дата посещения 10.06.2019).
  6. Спецпредставитель ОБСЕ по Приднестровью сделал в Кишиневе заявление. КИШИНЕВ,11мая2019. https://ru.sputnik.md/world_politics/20190511/25889657/Spetspredstavitel-OBSE-po-Pridnestrovyu-sdelal-v-Kishineve-zayavlenie.html (Дата посещения 22.06.2019).
  7. ОТЧЁТ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ПМР О ПРОДЕЛАННОЙ РАБОТЕ ЗА 2018 ГОД. 08/02/19 https://novostipmr.com/ru/news/19-02-08/otchet-ministerstva-inostrannyh-del-pridnestrovskoy-moldavskoy (Дата посещения 21.06.2019)
  8. Йовчев И. Я перешел мост в Гура-Быкулуй, и у меня было ощущение, что я перехожу из Южной Кореи в Северную. 05 decembrie,2017. https://moldova.europalibera.org/a/interview-ion-iovcev-school-tiraspol-chisinau-transnistria-moldova-russia-europe/28897403.html (Дата посещения 19.06.2019).
  9. Nantoi O., Chifu Iu. “România și Republica Moldova La Confluența dosarului Transnistrean” Cooperarea societății civile: Coaliția “Liniile Roșii”.Chișinău, 2017 p.70-78.

Источник изображения: investigatii.md