[label shape=”” type=””] Олег Краснов [/label]

 

Pentru varianta română a articolului, accesaţi acest link.

Замечания к экспертному анализу «Плюрализм масс-медиа в Молдове» сделанному для фонда Сороса в Молдове.

Я начну с фразы, которая привлекла внимание русскоязычных журналистов, хотя она не самая важная и не самая интересная:

„В последнее время они сделали себе ассоциацию русскоязычной прессы. Ассоциация финансируется русским посольством. Основной вид деятельности – пригласить так называемых журналистов, которые занимаются в Москве пропутинской пропагандой, и объявить их здесь великими гуру журналистики. Наши проблемы такие же как и русскоязычных, но они не будут сотрудничать с нами, очень немногие хотели работать с нами.” (Эксперт НПО) Все цитаты из раздела 10.1.

Эта сентенция вызвала в Ассоциации русскоязычных журналистов бурю веселья, все требовали российских денег. Если авторы исследования что-то знают о российских деньгах, большая просьба – сообщить об этом нам.

Друзья и коллеги! Русскоязычные журналисты бывают разными. Да, они бывают «пропутинскими», но бывают и антипутинскими, антироссийскими, встречаются даже русскоязычные русофобы. А есть и просто конформисты, каких достаточно на молдавских телеканалах.

Но как же понимать ваше стремление к сотрудничеству, если среди двадцати привлечённых исследователями «экспертов» не оказалось ни одного русскоязычного журналиста?

Если серьёзно, то нас это ничуть не удивило, мы давно привыкли к такому обращению и перестали реагировать. Такова политика «Центра независимой журналистики» и ряда других неправительственных и творческих организаций на протяжении многих лет.

Больше того, мы привыкли к тому, что ксенофобия является нормой для молдавских масс-медиа, и не было случая, чтобы кого-то из журналистов за это наказали, или хотя бы пожурили. Кому-то, возможно, ксенофобия кажется проявлением плюрализма, но мы почему-то думаем, что это форма расизма. Стоит ли говорить, что в экспертном исследовании об этом нет ни строчки.

Украинское вещание

«Хотя официально русский язык является родным только третьей (по численности) этнической группы, этот язык доминирует в теле и радио программах.»

«Украинское население составляет 7-8%, но украинского телевидения у нас очень мало, а русские только 5%, но используют намного больше.» (эксперт)

Я могу ошибаться, но мне кажется, что авторы исследования не очень хорошо понимают местные реалии. В молдавских городах (в сёлах может быть иначе) нет общинной формы проживания нацменьшинств, как, возможно, кому-то кажется. А есть довольно однородное русскоязычное население, которое не выделяет в своей среде людей украинского, молдавского, русского и другого происхождения. Это не хорошо, и не плохо, это реальность.

Украинского телевидение – киевское или местное – не популярно не потому, что кто-то этому препятствует, а потому, что нет сколько-нибудь значительного числа потребителей. Можно, конечно, с точностью до десятых процента высчитывать количество каждой крови, но вряд ли это имеет большой смысл.

По опросам института Гэллопа русскоязычное население составляет 23% населения, а не 5%, как можно подумать, читая отчёт. И которое имеет право на свободный выбор языка общения и образования.

Нерусское телевидение

«В Молдове же, меньшинство (русскоязычное) чрезмерно представлено в медийном пространстве, местный контент полностью затмили программы из России (и в намного меньшей степени из Румынии).»

Простите, но я выскажу прямо противоположную точку зрения. Русскоязычная интеллигенция – журналисты, писатели, деятели культуры – полностью изолирована от возможностей телевидения. Сегодня у русскоязычных нет своего телеканала, нет культурных передач, потенциал гуманитарной интеллигенции совершенно не используется.

В ток-шоу Публики ТВ, Журнал ТВ и других, на русском языке говорят румыноязычные политики, журналисты, эксперты, политологи, благо они способны внятно объясниться на русском языке, но настроения и интересы русофонов они выражать не могут. Фактически это просто продолжение пропаганды, но только на русском языке.

И об этом говорят совершенно открыто, вот к примеру: «Мы хотели бы иметь на Публике больше русскоязычных комментаторов с проевропейским видением, но тут есть сложности. Молодые журналисты не очень знают русский язык, но если и знают, то не хотят работать для передач на русском языке.» (представитель Публики ТВ)

Я не спрашиваю, что случилось с молодёжью, почему им так неприятен русский язык, я не спрашиваю, почему бы не пригласить на работу русскую молодёжь, или же русскую интеллигенцию, но отбор комментаторов по идеологическому принципу это уже за пределами журналистики, это открытая информационная война.

Согласен, что немолдавских телеканалов больше на русском языке, чем на румынском, согласен, что российский интернет, виртуальные библиотеки, энциклопедии, российский кинематограф больше, чем румынский, всё это так. Но это никак не меняет положения русскоязычного населения в Молдавии.

Информационная война

Государственное телевидение – Молдова1, которое, казалось бы, должно быть общенациональным каналом, фактически представляет собой рупор одной партии. Никого это не смущает, нет?

Около половины молдавских избирателей голосуют за левые партии, которые после того, как был закрыт НИТ, не располагают ни одним телеканалом. И об этом я ничего в отчёте не нашёл.

«Большинство интервьюированных считает, что русскоязычная пресса используется Россией в пропагандистских целях, преследует свои политические и экономические интересы, пытаясь помешать европейским устремлениям Республики Молдова.»  

Простите, но есть молдавские масс-медиа, которые совершенно открыто финансируются из румынского или американского бюджета, в молдавском информационном поле есть множество каналов, которые ведут антироссийскую пропаганду, как молдавских, так и зарубежных, в том числе и на русском языке – Евроньюс, RTVi и другие.

Если говорить, что антироссийская пропаганда это хорошо, то надо говорить о том, что и пророссийская пропаганда это хорошо. А иначе это не экспертное исследование масс-медиа, а рекогносцировка перед информационной атакой.

Резюме

В результате кропотливого исследования авторы дают ряд рекомендаций, которые можно было бы долго излагать, но важнее, на мой взгляд, другое – что произойдёт в результате предлагаемой информационной политики?

Можно запретить эфирную трансляцию российских телеканалов, можно отсечь русскоязычную интеллигенцию от местного вещания, можно сократить вещание на русском языке. И что произойдёт в результате? Да все просто уйдут в интернет. И русские и нерусские.

А русских ещё больше изолируют от публичной сферы, и только.

 

Источник фото: www.rulad.ru