Articolul în limba română

Проблема незаконного строительства остается актуальной в Кишиневе, она никуда не исчезла. Это можно было заметить хотя бы по предвыборной кампании на местных выборах в Кишиневе в сентябре-октябре 2019-го года. Каждый второй ведущий спрашивал о ней у кандидатов в примары, и каждый первый кандидат писал о ней в своей программе.

Десятки протестов, сотни сюжетов и статей, и тысячи строительств с нарушениями законодательства – это наша объективная реальность. Разве что массовых протестов стало меньше, т.к. и меньше стали верить в их эффективность.

Но незаконное строительство по-прежнему – одна из главных угроз для любого двора и для города в целом (в частности, для развития публичного транспорта и внешнего вида города). До сих пор критической остается ситуация с общественными пространствами – со скверами, парками, меж-дворовыми территориями. Многие из них под ударом, даже если мы пока об этом и не подозреваем. До сих пор не существует ни одного публичного ресурса, который бы давал объективную и полную информацию о предстоящих строительствах.

 Десяток популярных схем, их эволюция и причины сохранения

За последние годы в прессе и на публичных мероприятиях не раз перечислялись самые популярные коррупционные схемы по участкам и строительству (ССЫЛКА). Иногда эти схемы вполне законные, хоть и приносят ощутимый вред городскому развитию

Изменение назначения участка, строительство на арендованном участке, схема с «социально-культурным» назначением объекта – все это схемы, которые озвучивались много раз и многими игроками на этом поле. Однако парадоксально, что они никак не потеряли актуальность, несмотря на информацию в прессе. Почему?

Дело в том, что никто не занимался системным искоренением этих схем. Организации, которые пытаются их уничтожить – работают «вне системы» (в первую очередь, из-за закрытости самой «системы») и не имеют достаточного кол-ва ресурсов для искоренения схем. Самый ключевой вопрос – это юридическая помощь, которая сложная и дорогостоящая.

В свою очередь, другие организации (и в первую очередь, политические партии и аффилированные им общественные организации) работали очень закрыто и малоэффективно с т.з. реальных потребностей общества. Они воспринимали информацию от людей, где происходило незаконное строительство, но работали с такими людьми очень избирательно. В основном, помогали только тем, кто признавался в партийной лояльности, при этом будучи достаточно активен по своему объекту и вкладывая собственные ресурсы в борьбу со строительством.

Все это время государство и примэрия Кишинева фактически не обращало внимание на все эти коррупционные и полу-коррупционные схемы, будучи одним из главных выгодополучателей (бенефициаров) финансовых потоков. Более того, государство стало катализатором этих схем, запустив программы «Prima Casa», основными реализаторами которых были крупные строительные холдинги, засветившиеся в скандалах с незаконным строительством (Dansicons, Ex-Factor Grup, Eldorado и пр.)

Муниципальный совет Кишинева, на словах декларируя борьбу с незаконным строительством (два моратория, закончившихся безрезультатно), не смог переломить тенденцию. С 2016 года, несмотря на начало широкой практики публичных обсуждений, схему по «упрощенному ПУЗу» (когда вместо полноценного исследования зоны делалась простая схема строительства) – муниципальный совет поставил на поток принятие незаконных решений по утверждению неполноценной градостроительной документации. Иногда такие ПУЗы принимались пакетным голосованием, хотя в каждом из них отмечались процедурные нарушения и такое голосование в принципе незаконно. Даже рабочая группа по незаконному строительству (по который был сделан регламент и проект решения для совета) – состоялась всего один раз, не имея официального статуса.

 Ситуация «после революции»

Тема незаконного строительства, строительной мафии, строительного лобби в парламенте – была одной из первой, которая появилась на повестке сформированной в парламенте после 8 июня коалиции ACUM+ПСРМ.

В июле проект решения депутата Владимира Боля из партии PAS (блок ACUM) по мораторию был публично поддержан ПСРМ, но не поддержан представителями Министерства экономики (хотя он касался очевидно незаконных строительств). Одним из главных противников этого законопроекта стали строительные фирмы, обладающие хорошими навыками лоббирования и хорошими финансовыми ресурсами. В результате противодействия – парламентские фракции из «большинства» были вынуждены отступить и создать рабочую группу по изменению законодательства.

Вторая рабочая группа (более функциональная) была создана при Министерстве экономики при координации госсекретаря Светланы Доготару. Она включала как представителей министерства, Агентства по техническому надзору (в которое входит и (бывшая) строительная инспекция, представители строительного патроната, международные эксперты).

К середине сентября на сайте министерства и госканцелярии появились предложения по поправкам, предложенным рабочей группой (ССЫЛКА 2).

Данные поправки дают больше полномочий «стройинспекции» (при этом требуя большей транспарентности в ее работе), более точно описывают некоторые процедуры и полномочия различных констатирующих органов, а также ограничивают использование некоторых полузаконных схем. Это отнюдь не революционные поправки, но насколько понятно из некоторых интервью и статей Светланы Доготару – пока и эти поправки застопорились на уровне канцелярии. С подачи экспертов, которые являлись разработчиками реформы контрольных служб (это та самая реформа, которая практически свела к нулю весь процесс контроля качества строительства и градостроительной дисциплины). Те же «эксперты» теперь являются рьяными защитниками своего детища и настоятельно рекомендуют правительству не допускать усиления контроля со стороны строительной (и какой-либо другой, кстати) инспекции. Это все проходит под маркой защиты бизнеса, забывая про защиту здоровья и жизни людей.

Тем временем в самой строительной инспекции (AST), которая тоже относится к Министерству экономики, начались кадровые изменения. Поменялся руководитель Агентства, исполнительный директор, пресс-секретарь. Это достаточно быстро отразилось на текущей деятельности и видимости данного института. В результате появилась практика проверки институтов местной администрации (в первую очередь, речь про примэрию Кишинева, включая Дирекцию архитектуры и Дирекцию дисциплины в строительстве) и наказания чиновников, допустивших нарушения при выдаче разрешительных документов. Стала возвращаться практика «внезапных проверок» (почти неиспользуемый инструмент, в т.ч. из-за закона 131, о контроле экономических агентов).

Вторым видимым результатом стала практика отображения наиболее резонансных случаев на сайте AST (Димо, 7/3, Кока, 7, Мария Меботарь, 20), в виде развернутой реакции по ним. В сообщениях на сайте появились дата обращения и входящий номер, название экономического агента и прочие важные для обращающихся «мелочи». Появилась русская версия сайта (правда, пока нет перевода всех страниц). Обещают открытость и во взаимодействии с организациями из гражданского общества, которые специализируются на борьбе с незаконным строительством.

В результате этих шагов зашевелились застройщики, которые требуют прекращения контрольных действий, и пишут петиции в парламент и президенту, чтобы запретили Доготару “контрольный натиск”. Интересно, а почему застройщики боятся контроля, ведь во время работы в рабочей группе декларировалось обратное?

Некоторые изменения видны и на уровне CNMI, т.е. Совета по историческим памятникам при Министерстве культуры и образования. Именно этот орган когда-то послушно авизировал проекты реконструкции («реставрации») исторических памятников или строительства-реконструкции объектов в историческом центре. К примеру, в январе 2019-го он авизировал проект реконструкции кафе «Гугуцэ» в парке Штефан чел Маре (проект студии Marhitrav, которую называют аффилированной Regata Imobiliare и на чьем счету такие объекты, как гипермаркеты «Кауфленд», «умный дом» на месте ресторана «Дойна», и мн.др.)

В сентябре Совет начал отказывать в проектах на (proiect de executare) тем, кто при прошлом совете получали одобрение на схему проекта (schita de proiect), а в октябре принял очень непростое решение по кафе «Гугуцэ», которое фактически отменяет предыдущее. Сложно говорить о достаточной транспарентности данного совета и сохранится ли такая позитивная тенденция, но прогресс налицо.

 У вас началось строительство. Что делать?

Но пока что все системные изменения еще только «на горизонте» и они не очень видны простому человеку, у которого уже началось строительство (или известно, что продан участок и вот-вот начнется). Все государственные-муниципальные институты и контролирующие органы еще достаточно закрыты и непонятны для граждан. Изменения будут видны минимум через несколько месяцев, учитывая инертность изменений и слабый кадровый состав, доставшийся от прошлой власти. И все это – при условии наличия политической воли в министерстве экономики, на уровне премьер-министра и в парламенте. А еще – при условии сохранения политической коалиции ACUM-ПСРМ, что становится все более проблематичным.

Поэтому в случае начала строительства гражданам в основном придется пока рассчитывать на собственные силы, однако не игнорируя новые возможности. Что же нужно сделать?

В первую очередь, нужно сформировать группу из 3-4-5 надежных человек из дома. Именно они будут принимать все быстрые решения (которых будет много). Собирать каждый раз собрание из 20 человек очень сложно (да и небезопасно из-за возможных сливов информации). Однако очень важно, чтобы эта группа работала максимально понятно, и чтобы ответственность не сваливалась на одного человека из группы.

Также максимально быстро нужно добиться приостановки строительства. Для этого все методы хороши (в т.ч. обращение в строительную инспекцию, в прессу, к политикам, особенно в период выборов, которые у нас почти постоянно). Массовый протест с привлечением других адресов и организаций тоже никогда не помешает. Но нужно помнить, что быстрая приостановка обычно означает быстрое обращение в суд со стороны застройщика и быстрое возобновление строительства. Так что расслабляться рано.

В то же время, если быстро не остановить строительство, то шансов на спасение очень мало, т.к. люди из дома психологически не будут готовы бороться.

Шаг второй. Отодвигаем и готовимся

Когда вы хоть немного отодвинули опасность текущего строительства, необходимо переходить к системной работе по своему случаю.

Вы должны собрать все документы и грамотно описать свой случай (это вам сильно поможет в работе с юристом, с прессой, с другими организациями, включая партии). Один из публичных алгоритмов, который предлагается использовать, – это НИТКА (т.е. Нарушения, История, Телефоны (контакты), Копии документов в хронологическом порядке, Активный план). Этот алгоритм позволяет легко коммуницировать между собой, с застройщиком, и с вышеперечисленными игроками (юристом, СМИ, НПО). Его легко использовать для контроля действий, для дополнения и для обмена опытом.

Следующий шаг, который вы должны предпринять – нахождение нормального юриста для вашего случая. Партийные юристы, которые приятны своей бесплатностью, не отличаются открытостью и наличием времени. Они легко могут подвести вашу команду (например, не придя в суд), зная, что вы находитесь в безвыходном положении и вынуждены будете обращаться к партии. При выборе юриста лучше всего придерживаться советов, которые давно сформулированы представителями гражданского общества и обобщены в виде специальных пособий (хотя у вас может сложиться своя собственная формула успешной работы).

Когда у вас есть приостановка строительства, хорошая НИТКа и юрист, можно выстраивать по новой общение с застройщиком. Надо понимать, что он тоже во многом пострадавший (в данном случае, он поверил в хорошую работу коррупционной схемы). Общение с ним должно быть корректным и должно строиться «на равных». Нет никакого смысла его упрашивать или «проклинать», есть смысл подумать внимательно, что может мотивировать застройщика прекратить незаконное строительство. Конечно, когда общение от застройщика ограничивается наглыми охранниками из ЧОПа, то нет никакого смысла искать общение.

Еще одна важнейшая часть работы по объекту, при наличии приостановки – работа по отодвиганию границ территории строительства. Любая строительная техника на территории – это потенциальная угроза, которую необходимо максимально быстро ликвидировать. Как и забор, который скрывает за собой подготовительные работы. Поэтому важно убирать эти угрозы и делать это постоянно. Точный список угроз и возможных действий стоит спрашивать у более опытных коллег, тем более, что накоплен богатый опыт в данном вопросе.

Не менее важная часть, при наличии нарушений со стороны застройщика и его бригады, – это наказание за допущенные нарушения, пусть они даже случились во время активного строительства и сейчас их нет. Превышение служебных полномочий охранниками, парковка на газонах, незаконная вырубка деревьев, бездействие полиции – все это должно становиться предметом для жалоб, последующих штрафов и обращений в суды (когда нет штрафов). Благо, представители наших правоохранительных органов не сильно любят появляться в судах и судьи часто отдают победу более настойчивым. В последнее время судебная система начинает также разворачиваться в сторону справедливого осуществления правосудия, так что не стоит стесняться и в этом вопросе.

 Объединение людей из дома – еще одна важнейшая задача. Следует корректно и комфортно выстроить общение с менее активными соседями, участие в публичных мероприятиях тиап протестов или судов, сбор и отчет по собираемым деньгам. Потом все это очень пригодится и на втором, и на третьем этапе. Объединение и хорошие взаимоотношения между собой – это один из главных бонусов, ради чего стоит начинать борьбу с незаконным строительством.

 

Системное решение вопроса НС

Если у вас случилось чудо (а на само деле, это плод ваших знаний, сплоченности и настойчивости), то не спешите расслабляться.

Во-первых, нужно помнить о строительствах, которые возобновляются спустя годы (например, так произошло на Димо, 1, Димо, 7/3, Московский пр-т, 2, Алба-Юлие, 2-4-6), и схема это достаточно стандартная. Во-вторых, наличие сплоченной команды в доме, – отличный повод для вас пойти на шаг дальше, отодвигая угрозу от своего квартала (а значит и от себя) плюс вы можете начать разбираться с собственным домом-двором (коммуникации, благоустройство площадок). И, в-третьих, вы можете помочь городу в целом, рассказав о своем опыте и о тех схемах, которые использовались у вас.

После окончательной победы (см.чуть выше про «окончательные» победы), рекомендуется не забывать об оставшихся системных проблемах. Очень важно настойчиво говорить о них в любом удобном для вас формате (на заседаниях муниципального совета, на профильных комиссиях, во время встреч с кандидатами от партий, во время телевизионных эфиров).

Пока в городе не появится соблюдаемый Генеральный план развития города и рабочая группа по разрешению спорных ситуаций в области незаконного строительства (как во Львове, например), пока не изменится законодательство в области строительства и борьбы с коррупцией, пока не наладится работа контролирующих органов и не начнется наказание нарушителей, ни один житель столицы не может себя чувствовать в безопасности. Ближайший год-полтора нам это в любом случае не грозит в полной мере. Поэтому каждый гражданин должен знать, что необходимо даже в целях профилактики прочитать эту статью и быть готовым к действиям. И гораздо лучше учиться на чужих примерах, активно помогая своим соседям хотя бы по несколько часов в неделю. К сожалению, еще хватает для этого адресов.

ПС. Каждый день приходят отдельные позитивные новости из различных государственных институтов (прокуратура, суды, Агентство по техническому наблюдению, парламент и даже примэрия), поэтому очень важно повторять свои обращения к тем, к кому обращались ранее и не получили положительного для вас ответа. Если необходимо более точная информация по этим «сигналам» и если необходима систематизация по вашим опытам, то для этого лучше всего обращаться в общественные организации, которые все эти годы накапливали опыт взаимодействия и которые точно отслеживают данные маркеры.