În română.

В последнее время стало модно говорить о транпарентности. О ней говорят политики, кричат гражданские активисты, рассуждают эксперты, пишут журналисты.

Нынешнее руководство примэрии Кишинева – не исключение. Причем, для демонстрации своей открытости столичные власти используют не только официальный сайт примэрии, но и социальные сети, публикуя бесчисленные пресс-релизы, в том числе, и о своих действиях.

Все это, конечно, очень похвально, но так ли на самом деле транспарентны чиновники, какими они хотят казаться гражданам?

Так свободный или несвободный?

О том, что такое транспарентность мы подробно рассказывали в статье «Транспарентность – слабое звено столичной примэрии», поэтому повторяться не будем.

В этой статье мы поговорим о (НЕ)свободном входе в примэрию.

Казалось бы, когда руководство примэрии активно «проповедует транспарентный подход к решению проблем горожан», вопрос по поводу свободного входа в здание примэрии не должен даже появляться. Однако он появляется. И в последнее время все чаще.

Один из последних примеров, когда граждан не пропускали на открытое заседание муниципального совета 4 октября, запечатлел на камеру своего мобильного телефона гражданский активист Виталий Возной.

Другой случай произошел на заседании 18 октября, когда муниципальный советник Андриан Кулай, председательствующий на данном заседании совета, потребовал, чтобы Виталий Возной покинул зал заседания и перестал снимать на телефон. А когда активист спросил об основаниях и соответствующих пунктах законодательства, чиновник сначала попытался добиться соблюдения своих незаконных требований с помощью манипуляций, а затем пригласил полицию, чтобы активиста вывели насильно. К счастью, полицейский оказался грамотным, и не стал нарушать закон.

Стоит отметить, что перед началом данного заседания Виталия Возного также пытались не пропустить на заседание. Однако активист всё-таки прошёл, отказавшись подчиниться незаконному требованию полицейского.

На каком основании не впускают в примэрию?

Почему же в 2018 году, когда транспарентность и вовлечение граждан в процессы принятия решений являются чуть ли не основой всех дискурсов и действий чиновников, у граждан, по факту, нет гарантированной возможности свободно пройти на открытые заседания?

На самом деле, такая возможность есть, и она-таки гарантирована законом. Единственным документом, на который может ссылаться охрана у входа в примэрию, это «знаменитое» распоряжение бывшей и.о. генерального примара, Сильвии Раду «О доступе сотрудников примэрии и граждан в здание примэрии мун.Кишинэу». Но данное распоряжение никак не предусматривает, что охрана может не пропустить вас на открытое заседание. Оно лишь дает охраннику право затребовать и удержать на посту ваше удостоверение личности в обмен на пропускную карточку. Кстати, этот пункт распоряжения абсолютно незаконен и уже обжалуется в суде гражданскими активистами. А общественная ассоциация подготовила жалобу для всех активистов и горожан, которую может скачать любой желающий на ее странице.

Так что, все попытки охранника не впустить вас в здание примэрии, которые он мотивирует какими-то ссылками на те или иные распоряжения, являются не более, чем манипуляцией. А за ней обычно скрываются внутренние устные приказы чиновников о недопуске граждан (всех или отдельных) на заседание.

А как у других?

Тем не менее, в соседних с нами странах транспарентность и свободное участие граждан в процессах принятия решений уже давно в порядке вещей.

Одним из ближайших примеров свободного входа в примэрию (баз анахронизма в виде удержания паспортов граждан) является Украина. Вы с трудом найдете крупный город, где у вас попросят паспорт для проверки. А запрет на вход в городскую администрацию (и уж, тем более, на открытое заседание городского совета) сразу грозит последствиями для охраны учреждения.

Более того, в самом «продвинутом», с точки зрения транспарентности, городе Виннице вы не встретите чиновника, сидящего за закрытой дверью и распивающего чаи в рабочее время. Хотя бы потому, что двери всех кабинетов стеклянные, и легко можно увидеть, чем занят чиновник.

Ну а в Грузии не только двери, но и стены большинства госучреждений – стеклянные. Поэтому и уровень доверия к этим учреждениям вырос за последнее десятилетие в разы. Никто из Грузин сейчас не поверит, что полицейский может самовольно не впустить в здание мэрии, или что кто-то может дать взятку городскому чиновнику.

Что же будет дальше?

Пока руководство примэрии Кишинева продолжает публиковать бодрые сообщения, демонстрируя верх транспарентности, кишиневцы практически с боем пытаются попасть в общественно-доступное здание, на открытые заседания.

Сейчас гражданам это удаётся, но долго ли это продлится? В связи с этим, у нас созрел вопрос к руководству примэрии: когда забаррикадируете двери, чтобы граждане не мешали «продуктивной» работе чиновников и советников?..